kaktus77 (kaktus77) wrote,
kaktus77
kaktus77

Проблема трансцендентного, часть 5

5. Знак

Итак, проделав не очень-то и длинный, но достаточно извилистый путь, мы вернулись в точку старта. Наивный гносеолог, пестуемый Локком и препарированный Кантом, испустил дух и нас покинул. Мы теперь снова наивные простецы - всё, окружающее нас, существует реально и объективно. Мы просыпаемся в реальных кроватях, пьем реальный кофе и греемся на реальном солнцепеке. Единственно, что проблема трансцендентного нас немного волнует. Надо теперь ставить её заново.

Если раньше было понятно – объекты где-то там, за пределами сознания, а представления, знаки, знания – в содержании сознания субъекта, то теперь такое различение не проходит (за пределами сознания ничего быть не может). Всё есть содержание сознания, и всё есть реальность. Это просто одно и то же. Не в том смысле, что одно похоже на другое, нет. «Реальность» и «содержание сознания» – это просто два имени, которые именуют одно (чтобы подчеркнуть это единство, говорят еще – «интенциональный объект»). Так что даже различение вещей, с одной стороны, и представлений (знаков, знаний и т.п.), с другой, - это теперь не тривиальная задача. Но мы не боимся трудностей, тем более, когда всё уже кем-то сделано. Проследим на этот раз за Беркли (как и обещали).

Он, как человек наивный и простой, замечает, что некоторые вещи называют почему-то «знаками» (да, в отличие от предыдущей попытки, рассуждение начинается не с понятия представление, а с понятия знак. Это другая дорога). И здесь он заметил два интересных факта:

1) когда что-то называют знаком, то это как-то связано с отношением одних вещей к другим вещам;
2) когда вещь называют знаком, то её как-то по-особому используют.

А именно – одни вещи используют вместо других.

Рассмотрим это сразу на примере.
Некая семья готовится к большому празднику, юбилею, скажем. Накрывают стол и неожиданно замечают, что вилки забыли. А рядом тут спиногрыз крутиться, вот ему и говорят – принеси вилки для всех. А он же маленький, считать не умеет, но уже ленивый, ходить туда-сюда не хочет. Вынимает он из кармана счетные палочки, запасливый, и прикладывает к каждой тарелке палочку, а дальше просто – собирает выложенные палочки в кучку, идет с этой кучкой на кухню и теперь прикладывает к каждой палочке вилку.

Что тут произошло? Карапуз подумал - хорошо бы взять все тарелки на кухню и там все вилочки к ним и приложить. Но отнести тарелки не получится, зато можно их чем-то заместить. Использовать вместо тарелок палочки, которые легко переносить туда-сюда. Таким образом палочки здесь стали знаком, выполнили функцию знака – заменили одни вещи другими для решения некоторой задачи.

Но палочки ведь можно прикидывать не только к тарелкам, но и к разным другим вещам – к баранам, например, чтобы получить новое представление стада через палочки, и т.д. Сознание же наивного человека устроено так, что оно старается элиминировать процедурное, деятельностное содержание – переносит это содержание на сами объекты оперирования. И вот мы уже говорим о количестве тарелок, баранов и пр., как о характеристике самих вещей (тарелок, баранов)

Легко увидеть, что палочки здесь (выступая в этой вот знаковой функции) конституируют некоторое обобщенное содержание – универсалию. Вместо того, что было реально проделано – соотнесли одни вещи с другими (знаком), перенесли знак в другую ситуацию и соотнесли там его с другими вещами, – теперь говорят: «определили количество», «сравнили количество» и т.п. Как будто у самих вещей есть такой свойство – «количество».

А раз «появился» такой объект-универсалия, как количество, то палочки (которые потихоньку эволюционировали в числа) начинают пониматься как знание об этом объекте - мы пересчитали стадо и узнали количество баранов в нем.

Итак, что здесь нам важно, в рамках нашей задачи различения объекта знания, с одной стороны, и знаний, с другой, - знак, в ходе своего исторического развития, «индуцирует», конституирует объект (универсалию), с одной стороны. А с другой стороны, сам знак начинает интерпретироваться как знание об этом объекте, который он сам же «создал». То есть объект и знание – это просто разные интерпретации одного и того же знака (такой вещи, которая замещает другие вещи для решения практических задач), а, значит, они заведомо согласованы и никакой проблемы их соотнесения не может стоять в принципе.

Итак, мы взглянули краем глаза на интересную и очень перспективную программу построения эпистемологии, которую предложил Беркли, но проблемы трансцендентного (соотнесения знания и их объектов) мы здесь поставить (пока?) не можем. Так уж построены понятия этой эпистемологии, что наша проблема остается вне её рамок, во всяком случае, на том уровне и этапе, на котором мы остановились.
Но кое-куда мы продвинулись – теперь у нас есть понятия объекта и знания, как разных интерпретаций знака. И теперь нужно либо развить эти понятия до той стадии, когда они окажутся полезными для постановки проблемы трансцендентного, либо проблематизировать их для выработки новых понятий.

зы. С вечера сегодня (16-01) до понедельника отсутствую
Tags: Беркли, трансцендентное, философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 86 comments